Постпред РФ: Иран может изменить позицию по заморозке добычи нефти

Постпред РФ: Иран может изменить позицию по заморозке добычи нефти

20.04.2016
Постпред РФ: Иран может изменить позицию по заморозке добычи нефти

Иран, ранее отказывающийся обсуждать вопрос о заморозке уровня добычи нефти, может изменить свою позицию, так как также заинтересован в увеличении цен на нефть, заявил  ТАСС постоянный представитель России при ОПЕК Владимир Воронков.

«У Ирана есть зазор в позиции, ведь чем выше будет цена на нефть, тем приток денег в бюджет будет больше. Поэтому у них есть заинтересованность не только в наращивании объемов поставок, но и в росте цен на нефть», — считает он.

Российский дипломат напомнил, что Тегеран отказывался присоединиться к решению о заморозке добычи до тех пор, пока страна не выйдет на те объемы экспорта, которые существовали до введения международных санкций, наложенный на ИРИ в связи с ядерной программой и снятых после достижения соглашения с «шестеркой» (пять постоянных членов СБ ООН и Германия).

К апрелю текущего года в планах Тегерана было нарастить добычу нефти с 2,8 млн баррелей до 3,6 млн баррелей в сутки по сравнению прошлым годом. Уже к концу марта 2016 года Иран рассчитывал, что экспорт страной нефти достигнет отметки 2 млн баррелей в сутки.

 

Продолжение консультаций

 

Страны-экспортеры нефти могут в ближайшие дни продолжить сорвавшиеся в Дохе консультации по заморозке объемов добычи, заявил Воронков.

«Думаю, консультации, попытки выработать решение к июньской министерской встречи ОПЕК будут уже в ближайшее время, в ближайшие дни продолжены», — сказал он.

«Вторая попытка во время июньской министерской конференции стран ОПЕК будет предпринята», — убежден он. «Конечно, нельзя исключать, что опять ни к чему не придут, но тем не менее, думаю, работу до логического конца доведут — или до принятия соглашения или до отказа от него», — сказал постпред РФ.

По его словам, «большинство стран за то, чтобы были заморожены объемы добычи». Вместе с тем Воронков констатировал, что провал переговоров в Дохе 17 апреля был «во многом предсказуемым». «У Ирана своя повестка дня, у Саудовской Аравии — своя повестка, связанная не только с нефтью, но и с позицией в регионе», — пояснил он.